Lalafo Banner
URBAN.AZ
URBAN.AZ

Telegram Banner

Волшебство начинается! Кукольных дел мастер Пярвиз Гусейнов, автор и куратор международной выставки кукол в Баку, рассказал URBAN о том, как создает своих необыкновенных "интеллектуальных" кукол.

Вы – выпускник архитектурного вуза. При равном уважении и к одному, и к другому направлению, почему между архитектурой и кукольным искусством Вы выбрали второе? Супруга сбила на путь истинный?

Я занимался промышленной архитектурой. Хорошо знал специфику промышленного производства, так сказать, его технологический путь. Был самым молодым начальником конструкторско-технологического бюро при Минэнерго СССР в Баку, а после развала Союза – бац – и производства не стало!

Пришлось переквалифицироваться в видеопрокатчики. Помните в 90-е VHS–ки? Эти кирпичи- кормильцы? Торговля и сервис – вот, что нужно было поверженной империи на тот период. И еще бисквит Bakuş. С утра сьел бисквит, поменялся этикетками TURBO, взял в прокате порнушку, помастурбировал на соседку и жизнь удалась! У нас тогда весь Баку был бисквитный с нежной химической прослойкой. Не Баку, а именно Bakuş. Многие знают, я иногда читаю лекции по истории кукольного искусства. Так вот, сразу после октябрьской революции, некоторые дворянки, чтобы выжить у нас в Баку, да и не только в Баку, шили кукол на продажу. Что-то такое (история по кругу) было и у нас с моей супругой Ирой.

Нет. Ира не довлела. Она со свойственным ей рязанским терпением и работала, и вела быт в доме. И тактичность у нее была потрясающая. Ни слова упрека. Она ведь прекрасно видела мои душевные мучения. Собственный кабинет, приемная, секретарша (песня!) и две служебные машины… А потом прокат «боевиков и порнушек» в купе с «бакушем»... Вообще, считал и считаю, что в бытовом смысле женщины прагматичней нас, мужчин. Я бы даже сказал, умнее.. Она и тогда работала педагогом в Художественном училище имени Азимзаде, и по сей день работает.

Расскажите о работе над самыми первыми куклами. Как пришла идея?

Первое время я делал подставки для Ириных кукол. Есть такая профессия у мужей, чьи жены занимаются кукольным искусством – подставки делать. Это был ее самый счастливый период. Командовала и в быту, и на работе. А потом мы поехали на международную выставку в Москву, и я увидел, что на этом поле можно всё. Понимаете, всё! В Баку на тот период кроме фольклорной куклы ничего не знали. Шел период самосознания и это, несомненно, было актуально. Актуально, но тесно. Я понимал, что кукла, переодетая в национальный костюм на бампере свадебной машины, – это временное. И самое главное, не международное. Понимал: страна будет развиваться, и развитие это будет многовекторным. Ну и пошло поехало. Мы с Ирой вошли в историю свой страны в качестве основоположников куклы, как арт-объекта. Концептуальной куклы. А понятие такого термина, как «интеллектуальная кукла», пришло в мир именно от нас во всех отношениях.

Ваши куклы всегда подписаны двумя именами: Huseynov Parviz & Gundorina Irina. Так сразу сложилось или каждый художник тянул одеяло на себя?

Как же без Шекспира? Кстати, наши отношения того периода часто путают с падением тунгусского метеорита и землетрясением 2000 года в Баку (смеется). Это всего лишь совпадение. Какой смысл сравнивать силу толчков, если все позади? Столько лет прошло… Иногда это игра. Иногда мы просто передаем друг другу эстафету. Реже бывает только худсовет. Просто я коварно выкрал печать и спрятал ее под подушку (никто не знает, где она). Таким образом, я сам единолично принимаю решение, на какой работе будет стоять брендовая печать, а на какой ее не будет. Школа, стиль, манера, если хотите, должны быть узнаваемы. По этой причине право ставить клеймо я оставил за собой.

Говорят, «художника обидеть каждый может». Вот вас что обижает?

Ну зачем же так сразу? Я очень отходчив. Всегда нахожу время, чтобы поправить обидчику оградку, цветочки опять же… (смеется) А если серьезно, когда рядом с тобой любимый человечек, то внешнее такое пустое… Я совершенно уверен, что все крепости и империи были разрушены изнутри. Допускать можно до дозволенных границ.

Обиды? Ну что ж я, не человек что ли? Конечно же, могу поворчать минут десять… Но потом ведь все равно убью! А вот каким способом, на мой взгляд, ограничивать свою фантазию не стоит. Как не стоит ни в коем случае торопиться. Вжик и готово – это не по-нашему, не по художественному. И, конечно же, не забывать про милосердие. Добро в данном случае должно всегда превалировать. Если вы, к примеру, оторвали плоскогубцами палец обидчику за то, что он не до конца проникся глубиной замысла вашего гениального творения, то обязательно остановите кровь своим несвежим платочком и ни в коем случае не откусывайте остальные пальцы. Пусть ваш недруг будет мультипликационным «диснеевским» героем с четырьмя пальцами… Это так мило!

Какими из ваших работ вы больше всего гордитесь? Есть ли у вас «неприкосновенный запас» - работы, которые никогда не продадите?

Хороший вопрос. У нас нет ничего неприкосновенного, кроме нас самих. Старая проверенная практика кукольных мастеров – в мастерской должна быть только одна кукла, которая находится в процессе работы. Это табу. Причин много, в том числе зеркальная энергетика, которая может мешать. Мы иногда меняемся с коллегами своими работами. Это совсем другое. Это очень тонкая штука… В двух словах не расскажешь… Мы ведь по сути очень близки к массонам со своими секретными ритуалами и традициями… Недаром же нас, кукольников, называют волшебниками…

В каждой кукле ведь есть душа, которую вкладывает в нее художник. Расскажите самую невероятную историю «оживления».

Понимаете, мы и так живем в парадоксальном, я бы сказал, в параллельном мире. Со временем к этому настолько привыкаешь, что живешь среди этого чуда, как пьяный сантехник среди кранов. Прежде всего, необходим контакт. Если контакт есть, кукла родится. И главное – нужно помнить, что контакт этот всегда индивидуален. У каждого мастера он свой. Кукла ведь не может говорить. Она только пытается показать, что ей необходимо. Очень важно увидеть указанное ею направление… К примеру, сидишь с брошкой для куклы. Второй день сидишь. Мелочи там всякие добавляешь. А потом прикладываешь ее к кукле, и она ни с того ни с сего падает у тебя из рук и разбивается вдребезги или, что еще удивительней, закатывается в такую щель, откуда извлечь ее не представляется никакой возможности. И я радуюсь! Значит, есть контакт! Значит, кукла не захотела эту брошку. Почему? Да какая разница, почему. Может, энергетика этой брошки не подходит, может, фасон не тот. Не знаю. И плевать на потерянное время. Важно одно – кукла вошла в контакт.

Несколько слов про энергетику хотелось бы сказать. Знаете, самые лучшие мастера – это люди с огромным жизненным багажом. Порой встречаешь молодого мастера – всё в его работе радует глаз! Всё! А вот души, этой наполненности божественной, увы, нет. Слишком мало времени молодой мастер прожил в этом мире. Нужно пережить фатальные потери, обрести и потушить в себе ненужный огонь, научиться мечтать так высоко, чтобы небо обняло тебя как равного… И только когда твоя душа будет переполнена рваными ранами, только тогда от твоих рук передастся нужная энергетика.

Знаете, почему VIP-персоны, короли и президенты – те, кем являются? Они великолепно чувствуют любую энергию. Именно поэтому они очень выборочно относятся к приобретению кукол. Это не всегда визуальность, это чаще нечто тайное и закрытое.

Как проходит день художника? Вы в соцсети так «вкусно» пишете о своих завтраках с горячей яичницей и чаем с кякликоту, что кажется, работать Вы должны не менее «вкусно»: вдохновившись прогулкой по бульвару или вскочив ночью, чтобы начать воплощать сон в реальность. Или садитесь за рабочий стол «по графику»?

Особого графика, конечно же, нет. Но практика показала, что сложные узлы в работе удаются в большей степени во второй половине дня.

А моя любовь к кухне связана с тем, что все мои предки, включая бабушек и маму, не умели готовить. Я очень рано осиротел, и жизнь заставила меня шаманить на кухне.

Писательское – это, наверное, от деда. Я – внук народного поэта Азербайджана Мамеда Рагима. Долго не афишировал, пока сам не дотянулся до достаточно высокой планки. Все-таки сейчас я - автор и куратор международной выставки кукол в Баку. Работал куратором и экспертом в первой на тот момент кукольной галерее в Баку…

На счет озарений… Что-то в этом есть. Например, решение сложного узла в работе ко мне приходит в полусонной дреме рано утром. Кстати сказать, меня часто воспринимают в большей степени как писателя и только потом с удивлением узнают, что я – мастер иного толка. Но нужно отметить, что к своей известности я отношусь совершенно равнодушно. И чем больше у меня этого равнодушия, тем больше становится известности. Я действительно могу «принять роды, петь в хоре и метко стрелять». Но для власть имущих такой, как я, непонятен. Там апеллируют конкретикой: сапожник, шофер, художник, банкир – что-нибудь одно. А когда ОН награждает тебя стольким, то жить и общаться становится очень трудно…

И еще, я не разделяю себя со своим со автором, с супругой Ирой. Люблю ее и не представляю себе жизни без нее. Вы себе не представляете, сколько в ней беззащитного ребенка и веры в людей. У меня столько уже нет.

Присутствуют ли в жизни художника дедлайны, планы на месяц, подсчет доходов?

Что-что? Подсчет доходов? Давно так не смеялся. У нас, скорее, приходы и отходы.

Планы есть. Но они происходят в большей степени отстраненно и в какой-то степени абстрактно. То есть я говорю «хотелось бы… надо бы…» А потом у НЕГО «или смех, или пройдите к пьедесталу». Одно из двух. Редко «я вообще этого не слышал, и ты это не говорил». Вообще, нужно отметить, что у не-художников совершенно неправильные представления о художниках.

Как Вы оцениваете свои работы? Как определить: вот эта кукла стоит столько, а вот эта?..

Затрудняюсь ответить. Знаю только, что не стоит влюбляться в куклу. Она будет отвечать взаимностью и никуда от вас не уйдет. Но, честно говоря, и это очень достоверно, кукла сама находит себе нового друга.

Есть ли у вас дети, внуки, и делаете ли Вы игрушки для них?

Сын. Уже 33 года. Не женат. В поисках. Внуки – это бессмертие. У меня его пока нет.

 

Какую работу Вы мечтаете сделать, но все откладываете на «потом»?

Когда вас ведет МАСТЕР вселенского масштаба, то поневоле ему доверяешься. ЕМУ виднее: отложить работу на потом или приступить сегодня же. Тут я сам в положении куклы. Но гораздо больше заинтересован в контакте и во всём, что сопутствует ему.

Накануне Нового года вера в волшебство по всей Земле возрастает многократно. И что может быть волшебней, чем поздравления от кукольных дел мастера? Пожелайте читателям, пожалуйста, всего волшебного.

Сама профессия подспудно довлеет к волшебству… Однако мое пожелание, увы, буднично. Хотя результат, посыл, если хотите, сродни самым чудесным чудесам. Я желаю детям никогда не разлучаться со своими родителями. Родителям хочется напомнить, что не вы вершите судьбу вашему ребенку. Вы – всего лишь механизм их простой защиты. Прошу вас, прежде чем создавать семью, помните о том, что у вас будут дети и для них в ближайшие несколько лет вы – боги! Не разочаровывайте их. Помните, что, разводясь друг с другом, вы наказываете не свою половину, а своего малыша. Пусть все семьи празднуют Новый год вместе. Пусть все забудут внешние проблемы и обратят свою любовь внутрь своего дома. Потому что когда на улице холодно, дома должно быть тепло.

Фото на обложке: Эльмар Мустафазаде
Фото в статье: Пярвиз Гусейнов

Отзывы