Lalafo Banner
URBAN.AZ
URBAN.AZ

Telegram Banner

Масштабный проект по сносу домов на Советской уже практически завершен. Проезжающие мимо бакинцы видят руины, эскаваторы и даже часть уже практически готового парка. А мы побродили по разломанной Советской и нашли там... людей. Оказывается, они продолжают жить в своих полуразрушенных домах – без воды, газа и связи, перекидывая вручную электропровода.

Мы узнали, почему.

Зоя Ширинова, 70 лет

– Мы втроем здесь живем: я, дочка и внучка-студентка. У нас комната – 12 квадратов, с баней – 15. Они дают нам 26 тысяч манатов. Что я куплю за эти деньги? Лачугу в деревне? Да, здесь мы живем тоже в стесненных условиях. Но наш дом в центре города. Внучка может ездить в институт. Что ей делать, если мы уедем в деревню? Бросать учебу? Жить в общежитии? Зачем? Ради того, чтобы на месте нашего дома, где она родилась, построили парк? Этот дом 1890 года, его еще без цемента строили.

Пусть будет парк. Но пусть и нам обеспечат нормальные условия.

Мы просто хотим жить. А нам отрезали воду, свет, газ, телефон. Свет мы сами провели – перекинули провод от соседей, а они – от других соседей, так по цепочке к нам и доходит электричество. Воду я таскаю в бутылках от Евролицея, иду по этим руинам еле-еле, спотыкаюсь. Я ж слепая – вижу всего на 3%. Позвоночник поврежден... От пыли во время сноса других зданий я каждый день задыхаюсь. 70 лет уже – не шутка...

Это настоящая блокада в мирное время.

Я не прошу у них миллионов. Попросила: дайте 50 тысяч манатов, чтобы мы могли хотя бы однокомнатную квартиру в городе купить. Одну комнату на троих людей в нашей стране - это так много?

А они приходят 18 человек, с полицией еще. Размахивают руками, разговаривают, как с последними людьми, угрожают, что сломают дом вместе с нами. А что нам делать втроем на 26 тысяч манатов? Вот и сидим.

Нервов не хватает. Больно. Но больше не плачу – слез уже нет.

Они сделали нас беженцами в мирное время. Пусть тогда дают статус беженца – будем «советскими беженцами». Может, тогда нам тоже будут помогать, как беженцам?

Вон, соседний дом у нас взорвали. Трое людей погибло. В другой дом газовую шашку бросили – двое ребят в больницу попали. Мы теперь тоже боимся. Вы напишите, пусть все знают: если завтра со мной что-то случится, это они сделали, сотрудники этой Комиссии по сносу Советской.

До трех ночи я хожу с фонарем возле дома. Если кто подходит, свечу фонарем в лицо, кричу, отгоняю.

Я же не просто Зоя. Меня в честь Зои Космодемьянской назвали. Моих сестер зовут Махира, Таира и Захира. Но в тот год, когда я родилась, все писали о подвиге Космодемьянской, и мама меня назвала в ее честь. А сама умерла, когда мне 3 года было. Через год умер отец – и меня отдали в детский дом в Маштагах, потом переводили еще несколько раз.

Я не знаю, что такое мама и папа. Поэтому мои дети для меня – всё. Моё богатство, моя радость и моё горе. Сын и дочь у меня. Сын живет в Маштагах, болеет, не может за меня вступиться. Дочь с внучкой со мной.

Я 45 лет проработала оператором в SOCAR, на нефтеперерабатывающем заводе, с первичным сырьем – самая вредная работа, постоянно в ночные смены. Я своих детей нормально не видела.

А сейчас, пока это все происходит, за 4 месяца похудела на 38 килограммов. Есть не могу. Зато смотри, сколько на мне надето – потому что холод в доме ужасный. За что мне все это? Я просто хочу нормально прожить оставшиеся годы...

Эльмира Ахмедова, 67 лет

– Меня обманули. Когда ко мне пришли, спросили: "Вы что хотите?" Я ответила: "Одну комнату всего". И они послали меня к маклеру, который сидит в той же Комиссии по сносу Советской. Пообещали дать однокомнатную квартиру, подсунули бумаги, я подписалась. А потом звоню я этому маклеру, Шахином его зовут. Он мне говорит: "У меня только один вариант за эти деньги: однокомнатная в Ясамале, без купчей. Баня на улице. Тоже, скорее всего, будут ломать".

Я попросила его: "Помогите мне найти другую". Он отмахнулся: "Пусть вам дети и внуки помогают". А у меня ни детей нет, ни внуков. Теперь умирать на улице? Я отказалась, подала на них в суд.

Я купила здесь квартиру в 2013 году. Мы жили вместе с братом, потом он уехал, и я получила свою долю от продажи нашей общей квартиры. Купила себе комнату на Советской за 15 тысяч манатов. С тех пор курс маната упал в 2 раза по отношению к доллару. А недвижимость в 2 раза подорожала.

У меня по купчей 10 квадратов, с баней получилось 15 квадратов. Они мне дают 25 тысяч. А я прошу всего 30 тысяч, чтобы хоть нормальные условия найти.

Разговаривают грубо: "Что хотите? Нет денег! У государства нет денег! 25 тысяч бери и уходи". У государства нет денег - пусть не строит парк. У нас тоже нет денег. Но никто нас не слушает.

Я почти всю жизнь, с 1998 года, занимаюсь с детьми – с 1 по 4 класс. Езжу на дом, помогаю уроки делать.

Вижу только плохо, хожу с палкой. Я пока дорогу к этому дому запомнила, все время мимо проходила. А в Бинагадах или Хырдалане, куда они нас посылают, я и не найду, где мой дом.

Я не могу далеко ездить. Да и зачем? Живу в центре города. Почему я должна переезжать на окраину, в каморку без купчей?

Зульфия Халыгова, 49 лет

– Я здесь родилась, мой отец здесь родился, сейчас я живу здесь с сыном. Всю жизнь мы жили в центре города. Пока меня не было дома, эскаватором сносили соседнюю квартиру и разрушили практически мою стену – трещина пошла по всему дому.

Конечно, я не соглашаюсь на их компенсацию. У меня квартира – всего 14 квадратов, мне дают за них 28 тысяч манатов. Не считают двор. Где я куплю квартиру за эти деньги? Пусть дадут мне 50 тысяч, и я выйду отсюда.

Я работала продавщицей, а теперь и работать не могу. Всё это это разрушили, когда меня дома не было. Вот теперь сижу, охраняю свои "камни". Воду нам отрезали, газ отрезали. Свет мы сами протянули с соседних домов.

Живем, как в блокаде. Я даже написала письмо Президенту Ильхаму Алиеву, послала с уведомлением – вот чек. А никакой реакции нет.

Видите того мужчину? Он тоже договор не подписал – не согласен с компенсацией. А когда соседний дом ломали, и его квартиру тоже почти снесли, пока он был на работе. Дома была только мать 80-летняя. Представляете, какой это шок для пожилого человека? Вот что теперь с его домом стало.

Нам дают по 1500 манатов за 1 квадратный метр. А в новостройках в этом районе за сколько продают квадратный метр? Точно не за 1500 манатов. И сдают квартиры "под маяк". Мы же жили в своих домах, плохо, хорошо – но жили, всю жизнь здесь прожили. Почему сейчас должны продавать их за копейки и уезжать в никуда?

Тамилла Мамедова, 68 лет

– В нашем доме живет сразу три семьи. Я, моя дочь и мой сын с женой и детьми. Я здесь 42 года живу – мой муж здесь родился, здесь умер.

Все радостные и горестные моменты мы здесь переживали. У сына родились дети – мы достроили для него еще комнаты. Всего получилось 132 квадратных метра. А комиссия считает мне компенсацию по купчей – будто здесь всего 64 метра. И дают за них по полторы тысячи за квадрат. Как мы должны жить?

Если государство сносит наши дома для своего удовольствия, чтобы построить здесь парк, пусть обеспечит их владельцев нормальной компенсацией. Почему люди должны идти жить в худшие условия? Почему должны переезжать из центра на окраину?

Советуют: иди по одной комнате каждому купи. Как купить? Где? В деревне?

Все жители Советской предлагали этой Комиссии: постройте две новостройки вот здесь, в самом начале квартала. Мы все туда переедем. А на остальной территории сделайте свой парк. Но они решили силой нас отсюда выжить.

Воды нет, газа нет. Мы здесь не живем, а выживаем. Разве можно вот так насильно выгонять людей из квартиры?

Мы нашли тот самый дом на Советской, где случился взрыв и погибла семья из троих человек:

А вот фотографии других разрушенных домов.

И кажется, что снос "Советской" разрушил не только старые дома – он разрушил немало жизней. Вот только зачем?

ФОТО: Руслан Сонин для URBAN.az


Отзывы