URBAN.AZ

URBAN.AZ

Азербайджанский фантаст Александр Хакимов пишет удивительные рассказы, играет в кино и на бас-гитаре. URBAN узнал у него много интересного.

Давайте по порядку. Прежде всего, вы – автор 13 книг. Вас называют лучшим азербайджанским писателем-фантастом, но при этом вы пишете в разных жанрах, хотя основной все-таки – фантастика. Писатель-фантаст живет в мире фантазий, или он – реалист, придумывающий мир, в котором хотел бы жить? С чего вообще началась Ваша «фантастическая» карьера?

По порядку, так по порядку! Прежде всего я хотел бы уточнить – я вообще ПИСАТЕЛЬ, работающий, как Вы справедливо изволили заметить, в самых разных жанрах; но ко мне прочно пристал ярлык «писателя-фантаста». Вначале это огорчало и даже возмущало – получается, что люди оценивают как бы часть меня, а не всего меня целиком… Но позднее я примирился. И не потому, что слаб характером, а из сугубо тактических соображений. Да-да, почти что детский наив и юношеская романтичность во мне удивительным образом сочетаются с трезвой практичностью и рационализмом. И я решил не настаивать на том, что я вообще ПИСАТЕЛЬ – так я рисковал бы затеряться среди многих. Знаете, сколько у нас сейчас писателей? Больше, чем читателей! Почти каждый третий или даже второй гордо именует себя «писателем», совершенно упуская из виду, что такое звание зарабатыватся потом, кровью, слезами, желчью в течение многих лет, а то и десятилетий, и это при том условии, что у тебя есть литературный дар… Кстати, не могу не вспомнить по этому поводу знаменитого американского писателя, «короля ужасов» Стивена Кинга. Как-то на одной тусовке к нему подошел человек с бокалом вина в руке и сказал: «Вы, кажется, писатель? Знаете, я тоже иногда люблю писать...» Стивен Кинг не утерпел и спросил: «А кто вы по профессии, если не секрет?» «Я – нейрохирург», - гордо ответил подошедший. «Это здорово, - сказал Кинг. – Знаете, я тоже люблю иногда сделать одну-другую операцию на мозге...» По-моему, к этому добавить нечего...

И я решил: да пусть меня считают писателем-фантастом! Так я гораздо заметнее, поскольку у нас в стране фантастов – вернее, тех, кто считает себя фантастом – тоже хватает, но их не так много, как просто писателей… И уж в этой тусовке я торчу над всеми, как гора Эверест, прошу прощения за некоторую нескромность. Как там говорил Удав в известном мультике? «А в попугаях-то я гораздо длиннее!»

"Почти каждый третий или даже второй гордо именует себя «писателем», совершенно упуская из виду, что такое звание зарабатыватся потом, кровью, слезами, желчью в течение многих лет, а то и десятилетий, и это при том условии, что у тебя есть литературный дар…"

Почему именно фантастика стала вашим излюбленным жанром?

Так уж сложилось. Самая первая книжка в моей жизни, которую я самостоятельно осилил в шесть лет, была фантастической – «Звездные корабли» великого русского фантаста и ученого Ивана Ефремова. В этой книжке причудливо сплелись космос и динозавры – то, что я продолжаю любить до сих пор. В девять лет в мою жизнь вошли братья Стругацкие (повестью «Страна багровых туч»), вошли и остались в ней навсегда. Я как-то нечувствительно перешагнул через сказки и впился сразу в фантастику. В детские и юношеские годы я читал только фантастику – поглощал ее в неимоверных количествах. Став постарше, я принялся читать и другие книги. И классиков, и современников. Очень люблю азербайджанскую литературу. Но все равно предпочитаю всем другим жанрам фантастику. Почему? Как-то я сказал, что реализм – это просто блюдо, а фантастика – это блюдо со специями. Блюдо со специями вкуснее, разнообразнее, ярче по ощущениям.

Теперь я мог бы дополнить свой ответ: фантастика – это витамин. Присутствие фантастики в любом, даже самом реалистическом произведении, не даст произведению зачахнуть и захиреть, как витамин не дает зачахнуть организму. Потому-то и столь жизнестойки «Мастер и Маргарита» Булгакова, книги Борхеса и Маркеса, Кафки, Гоголя и других.

Насчет карьеры… Вы, наверное, будете удивлены, узнав, что первоначально я и не собирался писать фантастику. Во-первых, по призванию и по профессии я – биолог, и рассчитывал писать о животных и растениях, о загадках живой Природы, о тварях морских и сухопутных, о созданиях ныне живущих и давным-давно вымерших… мне хотелось работать в манере, например, Джеральда Даррелла или Игоря Акимушкина, или Николая Сладкова – были такие популяризаторы науки и просто хорошие авторы, на книжках которых я рос и воспитывался. Во-вторых, всерьез писать фантастику я не решался, ибо считал: за все эти десятилетия фантасты исчерпали все возможные идеи и темы, и добавить ко всему этому мне, наверное, нечего. Понадобились годы размышлений, работы и прозрений, чтобы понять свою ошибку. Оказалось, что и я могу сказать свое слово в этом жанре, слово, которое окажется услышанным. Со временем я стал известен именно как фантаст и даже был принят в санкт-петербургский Семинар писателей-фантастов, которым руководил всемирно известный Мастер жанра – Борис Натанович Стругацкий. В данное время я к тому же являюсь членом Совета по приключенческой и фантастической литературе при Союзе писателей России.

"Фантастика – это витамин. Присутствие фантастики в любом, даже самом реалистическом произведении, не даст произведению зачахнуть и захиреть, как витамин не дает зачахнуть организму".

Но главная моя заслуга, как считаю не только я, - что действие практически всех моих фантастических вещей происходит в нашем городе, в нашей стране. Конечно, воображение рвется и в другие страны, и в космические дали, и в прошлое, и в будущее, и в четвертое измерение, - но большей частью мои необыкновенные истории происходят с моими соотечественниками, здесь и сейчас.

И еще – я не ухожу сам и не увожу читателей в воображаемые миры. Я работаю в направлении, которое называется «фантастический реализм». Проще говоря, я ввожу в обычную нашу жизнь некий элемент небывалого - например, выходца из прошлого, пришельца из иных миров, искусственный интеллект, какое-нибудь совсем уж невероятное не-пойми-что; либо же происходит какое-то необыкновенное событие - и дальше я прослеживаю реакцию обычных, всем нам знакомых людей. Поведение обычных людей в необычной обстановке или при столкновении с необычными сущностями – вот что меня занимает. При этом очень важен внутренний мир героев, особенно, когда они оказываются перед нравственным выбором: как поступит тот или иной человек в нестандартной ситуации, что возобладает в нем – эгоизм или альтруизм, высокое или низменное, звериное или человеческое? Яркие примеры «фантастического реализма» можно встретить, например, у Герберта Уэллса, Карела Чапека, Джона Уиндема, у моих учителей – братьев Стругацких…   Хотя, конечно, время от времени хочется и помечтать на «полную катушку».

Но как бы сильно ни «играло» мое воображение, оно всегда служит реальности. С годами я научился сплетать понятия, интересные обычному человеку, с понятиями, которые отстоят от него, казалось бы, очень далеко… Знаете, написать о загадочном «кембрийском взрыве», произошедшем полмиллиарда лет назад и приведшем к появлению разнообразнейших жизненных форм, или о гейзерах из водяного пара, которые бьют из недр Энцелада, одного из спутников планеты Сатурн, в открытый космос, да написать так, чтобы читателю, придавленному грузом повседневных забот, это стало интересно, - надо уметь...    

А если серьезно – я горжусь званием писателя-фантаста. Фантастика – это особый склад мышления, это зеркало, в котором можно увидеть самих себя, или лупа, сквозь которую подробнее можно разглядеть те или иные стороны жизни. Фантастика – это серьезный жанр, и писать ее намного труднее, чем реалистическую литературу.

Пишете вы уже больше 30 лет. За эти годы жизнь стремительно менялась: технологии, возможности, скорости. Какие-то из описанных вами фантазий воплотились в жизнь?

Пока ничего не воплотилось. У меня есть фантастические мечты, связанные с моим родным городом. Реализация одних из них требует государственного подхода и определенных затрат, реализация других – не столь дорогостояща… Так, в фантастической повести «TertiumNonDatur (Джава)», в которой описан Баку будущего (примерно через 100 лет) в одном из парков города установлен феерический памятник писателю Александру Грину, который бывал в нашем городе; говорят даже, что именно в Баку ему в голову пришел замысел книги «Бегущая по волнам»… Еще в повести описан Ичеришехер, в котором разрешено передвигаться лишь пешком, на роликовых коньках, скейтах и велосипедах… Еще описан Гобустанский музей-заповедник, в котором каждый желающий может какое-то время пожить жизнью человека эпохи неолита… В другой повести, «Грезы каспийского тюленя», Баку будущего застроен умопомрачительной высоты небоскребами, но кое-где сохранены дворовые системы «мяхялля» и старенькие двухэтажные кварталы, и в них туристы могут пожить в соответствии с бытом прошедших времен… Это мечты, которые я хотел бы видеть воплощенными в жизнь. Но от некоторых моих описаний – убереги Господь… Как-то я, встревоженный  глобальным потеплением и интенсивным таянием полярных льдов, описал Ичеришехер и Девичью Башню, полностью поглощенные Каспием. Главная героиня - японская девушка с жабрами медленно плавает во внутренних помещениях башни и прочих зданий, где все находится на своих местах – вещи, мебель, утварь, манекены жителей… но среди всего этого снуют рыбы… Бр-р-р-р! Хорошо, что я недописал эту новеллу.

"Японская девушка с жабрами медленно плавает во внутренних помещениях Девичьей башни и прочих зданий, где все находится на своих местах – вещи, мебель, утварь, манекены жителей… но среди всего этого снуют рыбы… Бр-р-р-р! Хорошо, что я недописал эту новеллу".

А главная тема повести «TertiumNonDatur(Джава)» - это полет азербайджанского национального экипажа к Ганимеду, спутнику Юпитера, в поисках жизни в ганимедском океане, скрытом под толстой ледяной коркой. Дождусь ли я того, о чем сам написал? Не знаю. Может, и дождусь. Вообще, в моих произведениях нередко фигурируют космонавты с азербайджанским флажком на рукаве скафандра…

Что самое фантастическое действительно случилось с вами в реальной жизни?

В моей жизни было множество мистических случаев, но фантастические?.. Разве что моя поездка в аномальную зону на Северном Урале, летом 1990 года. Об этом загадочном месте очень много говорили и писали в газетах и журналах. Утверждали, что в тайге («парме») упал и взорвался инопланетный космический корабль, потерпевший аварию, после чего в окрестностях стали происходить совсем уже странные вещи… Я вместе с моим другом, бакинцем, ученым Александром Пранисом посетил это место. Пришельцев из космоса, живых или мертвых, мы не обнаружили, но были свидетелями множества необъяснимых явлений. У меня до сих пор стоит перед глазами, например, искалеченный лес – деревья 50-60 метровой высоты и приличной толщины, которые были скручены в штопор примерно посредине своего роста – причем все… Никто не может объяснить, что это была за силища, скрутившая таежных гигантов в штопор… Много чего там было. Впрочем, это тема для отдельного разговора.

А вообще-то самое фантастическое в моей жизни – это то, что я сумел пробиться и позиционировать себя, как писателя и журналиста. И это не «широкая известность в узких кругах» - я являюсь членом Союза писателей и Союза журналистов Азербайджана, у меня довольно обширная аудитория. И не только в нашей стране. Добиться всего этого было, поверьте, очень и очень нелегко парню с улицы, начавшему свою карьеру на переломе эпох… Иногда говорят: «он начал с нуля». Я свою карьеру начал даже не с нуля – с минуса… В чем секрет? В неустанной работе и вере в свои силы и в свою счастливую звезду. Иногда я сам себе напоминаю зеленый росток, пробивший толстый слой асфальта и высунувшийся на белый свет. Вот где фантастика…  

Как-то, цитируя польского фантаста, вы говорили о том, что мы живем во времени жестоких чудес. Что именно имели ввиду? И каких еще жестоких чудес нам следует опасаться?

По большому счету, страшные чудеса сопровождают человека с самого момента его появления. Многие из таких «чудес» связаны с Природой и способны доставить человечеству серьезные неприятности. Могут, например, поменяться местами полюса Земли, вследствие чего на какое-то время исчезнет магнитное поле планеты и на нас обрушится поток жесткой радиации. Или пандемия – то есть эпидемия, охватившая всю планету. Вулканическая опасность; астероидная опасность; природные катаклизмы всякого рода (землетрясения, цунами, ураганы, засуха, потоп и так далее, и тому подобное).

Впрочем, все вышеперечисленное вряд ли можно отнести к фантастике, это раз. Во-вторых, все это уже происходило в прошлом – и потопы, и ураганы, и чудовищные извержения вулканов, и даже падения крупных метеоритов… А я хотел бы упомянуть о проблемах, которые доселе не вставали перед человечеством, проблемах, которые возникнуть могут лишь с развитием высоких технологий и благодаря «прорывам» в науке. И здесь угроза Третьей Мировой с применением термоядерного оружия, после чего Земля превратится в обугленную картофелину – это не самая главная головная боль.

Много серьезных проблем связывают с искусственным интеллектом. И здесь вопрос даже не в пресловутом «бунте машин» а-ля Терминатор. Так, профессор кибернетики Майкла Дайера из Калифорнийского университета опасается того, что люди со временем превратятся в киборгов. Так называемые «постлюди» будут наполовину уже компьютерами или вообще полностью перейдут в новый формат – станут существовать, например, в виде цифровой информации, передвигающейся по сверхбыстрым сетям и живущей практически вечно! А представляете, если система даст сбой?

А по мнению футуролога Рохита Талвара человечество подстерегает смерть из-за эйфории! Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения, сегодня почти каждый второй житель Земли «подсажен» на психостимуляторы – вещества, повышающие активность высших психических функций. В основном это кофеин и никотин, плюс ставшие очень популярными в последнее время энергетические напитки. Рохит Талвар считает, что в будущем появятся и более изощренные способы достижения экстаза – прямая электромагнитная стимуляция мозга, например, или препараты, разработанные специально под «геном» конкретного клиента. И однажды, вполне возможно, наступит такой момент, когда люди уже не смогут жить без «дозы», и человечество постепенно вымрет от поражения внутренних органов или оттого, что напрочь утратит способность размножаться...

"Однажды, вполне возможно, наступит такой момент, когда люди уже не смогут жить без «дозы», и человечество постепенно вымрет от поражения внутренних органов или оттого, что напрочь утратит способность размножаться..."

Или, скажем, искусственно создаваемые в военных лабораториях смертоносные микроорганизмы, от которых у людей нет иммунитета…

Есть еще ряд опасностей, которые существовали всегда, но которые человек может осмыслить лишь сейчас, достигнув определенного уровня интеллекта.  «Темная материя», «темпоральный коллапс», «черная дыра», «ложный вакуум», остановка времени, схлопывание пространства… В общем, на пути у человеческой цивилизации – огромное число ловушек, как естественных, так и рукотворных.

Реально глядя на вещи, я понимаю: человек может найти гибель свою исключительно по причине своей же глупости, легкомыслия и скотской невоздержанности. Но я в этих вопросах – скорее оптимист, нежели пессимист. Уверен, что люди справятся если не со всеми, то с большинством «страшных чудес». Уверен, что выродятся и вымрут не все – кто-нибудь да останется, сохранит в себе Человека и сумеет не расплескать все то хорошее, что создавалось людьми в течение тысячелетий. И вообще – давайте решать проблемы по мере их поступления, как сказал сатирик… 

Помимо этого, вы – актер. Снимались в фильмах «Участок» и «Последний», причем, в очень интересных ролях, бомжа, например. Как вам далось перевоплощение?

Строго говоря, актер я непрофессиональный, поскольку данному искусству нигде не обучался и «выезжаю» за счет врожденных актерских данных… Тем не менее, в шести фильмах я сыграл эпизодические роли, а в одном – «Последний», азербайджанского режиссера Теймура Дайми – и главную роль. Я сыграл в «Последнем» самого себя, фантаста Александра Хакимова (это называется «камео»). По замыслу режиссера (он же и написал сценарий) фантаст написал гениальную книгу, посредством которой неосторожно открыл портал между мирами, и на нашу планету хлынули Древние, пожрав все человечество… Кстати, еще тогда, когда фантаст работал над книгой, ему были предостережения, советы и даже прямые просьбы оставить работу, которая может стать причиной страшных бедствий глобального масштаба. Но писатель отмахивался от всех предупреждений – во-первых, не верил, что выдумка может сколько-нибудь повлиять на реальный мир, а во-вторых, вошел в творческий азарт и уже не мог остановиться. Он обязательно должен был завершить книгу, чем бы это там ни грозило!.. В итоге случилось то, что случилось. И писатель остался один-одинешенек на опустевшей планете. Такова его кара. Он бродит по бесконечным унылым пространствам и развалинам с рюкзаком, в котором спрятана портативная пишущая машинка. Теперь, поняв, какую силу имеет талантливое писательское слово, фантаст в том, мертвом мире, пишет новую книгу, которой надеется вернуть все «на круги своя».  Фильм – об ответственности Художника, наделенного Воображением. О недопустимости легкомыслия в вопросах, касающихся судеб человечества…

Мой писатель в фильме «Последний» - в двух ипостасях. Вальяжный, самоуверенный, ироничный и даже циничный, лощеный, в костюмчике, снисходительным тоном раздающий интервью по поводу своей новой книги. И писатель уже после катастрофы, тот, которого вы назвали «бомжом». Оборванный, грязный, полусумасшедший, обросший диким волосом (специально для фильма я не брился и не стригся почти год).

Я мог бы очень многое рассказать о своей работе в фильме «Последний», это было действительно интересно… Но вы спросили о том, легко ли мне далось перевоплощение. Довольно легко, отвечу я вам. Во-первых, в силу моего таланта, во-вторых, я очень много повидал на своем веку разных людей, в том числе и бродяг, и помешанных. В-третьих, я ответственно и серьезно отношусь к любой работе, за какую бы ни брался. И потом, дано мне это – влезть в шкуру другого человека, представить себя на его месте… То, что мне это удается, подтвердил один эпизод во время съемок. Мы снимали сцену где-то в районе между Шихово и Локбатаном, на пустыре; к нам подъехал на машине полицейский патруль. Стражи порядка поинтересовались, чем мы тут занимаемся, спросили документы, разрешение на съемку. В ходе разговора оба полицейских простодушно признались, что приняли меня за настоящего бомжа! Я немедленно возгордился, сочтя это высочайшим комплиментом в свой адрес. Ведь можно обмануть зрителя, который поверит в то, что ты бомж; но обмануть мента невозможно! Стало быть, я перевоплотился идеально…

В остальных фильмах я играл врача, букмекера, коллекционера антиквариата, посетителя кафе… В одной короткометражке мне даже предложили роль догхантера, человека, ненавидящего собак! Это меня-то, который души не чает в собаках! Но режиссер попросила, сказав, что уверена: я смогу сыграть кого угодно… И я перевоплотился в злобного, истеричного подонка, стремящегося убить любую бездомную собаку, оказавшуюся в поле его зрения…  В общем-то это совсем не я, но ведь и писатель в фильме «Последний» - это не совсем я…

Кстати, я только что сыграл маленький эпизод в сериале, посвященном великому нашему земляку – Муслиму Магомаеву. Съемки в данный момент проходят в Баку, мне предложили роль француза, грустного меломана… Роль без слов, но очень яркая. Я перевоплотился. А вы как думали?

Хотели бы снять фильм по своему произведению?

Мне очень сложно ответить на этот вопрос… Конечно, хочется видеть свои произведения экранизированными, тем более что они – по всеобщему признанию – на редкость кинематографичны… Но наши режиссеры что-то не особенно рвутся работать со мной, даже в формате короткометражек. А ведь у меня не просто имеется запас добротных сценариев короткометражных фильмов – я ведь еще и успешно прошел тренинги в Тбилиси, устроенные IFASC – Ассоциацией независимых кинодеятелей Южного Кавказа. Мне преподавали сценарное искусство мастера европейского кино, я получил соответствующий сертификат…  Но воз, как говорится, и ныне там. Хотя я всегда надеюсь на лучшее и верю, что наша с кино любовь еще впереди. С другой стороны, я опасаюсь, что режиссер, увлеченный своим видением моих историй, снимет что-то очень далекое от первоисточника. И он, режиссер, будет в своем праве. Но я, сценарист, буду раздражен… Для меня показателен, например, тот факт, что практически все экранизации Стругацких очень сильно отличаются от книг, по которым были сняты. И многих поклонников творчества Стругацких это просто бесит.    

Ваши книги были переведены на венгерский и болгарский языки. Почему именно эти языки? Это было предложение самих издательств? И как восприняли ваши произведения зарубежные читатели?

Тут, скорее, воля случая… Болгары проводили международный конкурс фантастического рассказа. В числе авторов из прочих стран обратили внимание и на авторов из Азербайджана, в том числе и на меня. Им понравился мой «Китобой» - философская притча, в аллегорической форме повествующая о столкновении двух культур, очень-очень старой и очень-очень молодой… А венгры выбрали мою антифашистскую, антимилитаристскую новеллу «Танк, мягкий, как пластилин». Проходила, если не ошибаюсь, неделя азербайджано-венгерской дружбы, по культурной линии венгры интересовались и нашей литературой, и их выбор пал на «Танк…» Как восприняли мои произведения зарубежные читатели? Насколько я слышал, неплохо. Здесь, конечно, заслуга переводчиков. Кстати, «Танк…» был переведен и на азербайджанский язык.

Недавно Вы поделились новостью, что на литературном конкурсе рассказов о Баку, организованном управлением Ичеришехер, ваш рассказ "Медаль с козлом" прошел в финал и будет включен в сборник. Поделитесь достижениями, которые Вы считаете самыми значимыми в своей жизни.

«Медаль с козлом» - рассказ сугубо реалистический, в нем нет ни капли фантастики, он как нельзя лучше характеризует меня, как просто ПИСАТЕЛЯ… Я подал на конкурс именно этот рассказ, потому что, по словам одной моей поклонницы, она была поражена тем, как это автор, то есть я, умудрился в небольшом по объему произведении отразить сразу три эпохи… В этом рассказе ощущается дыхание Баку – и прежнего, и нынешнего, и того, каким он был на переломе эпох.

Достижения? Самые значимые? Ну, моя первая в жизни публикация - в детском ленинградском журнале «Костер»… Моя первая публикация на Родине, в журналах «Гянджлик» и «Литературный Азербайджан»… Прием меня в Союз писателей и Союз журналистов Азербайджана – я честно, трудом и талантом заслужил оба этих билета… Вступление в Семинар фантастов под руководством Бориса Стругацкого – вопрос о приеме решался коллегиально, но за меня походатайствовал сам Борис Стругацкий, ему понравился мой рассказ «Посетитель музея». Впрочем, все это формальности, приятные, но формальности, необходимые, правда, художнику для поддержания его авторитета и статуса.

А если отвлечься от формальностей, то самым большим достижением я считаю то, что, решив заняться литературой и журналистикой, я не сошел с дистанции, выдерживал темп в течение десятилетий и добился, в конце концов, того, что у меня теперь широкий круг читателей и поклонников в разных странах, самому младшему из которых 13 лет, а самому старшему – 80… Читателям нравятся темы, которые я им предлагаю, стиль письма, манера изложения, грамотность речи, широта интересов, вежливость и доверительность в общении, сопереживание к героям, даже к отрицательным, оптимизм… Меня любят искренне, а такую любовь можно «завоевать» лишь своим пером…

Кстати, успех рассказа «Медаль с козлом» я тоже считаю немалым достижением. Знаете, какой там был конкурс?!

Прежде вы работали в Бакинском зоопарке, а также активно поддерживаете движение Green Baku, занимающееся проблемами экологии. Как писатель-фантаст, вы наверняка воспринимаете окружающий мир немного иначе. Расскажите о своем восприятии Вселенной и экологии.

Так уж сложилось мое мировоззрение, что я всегда рассматривал Человека Разумного не как Царя Природы, а как составную часть ее. В этом мои принципы сходны с  принципами индейцев доколумбовой эпохи или австралийских аборигенов до прихода на этот континент европейцев. Брать от Природы лишь самое необходимое для жизни, не губить без нужды зверей, птиц, рыбу, не уничтожать леса – что может быть разумнее? Да, и индейцы, и аборигены иногда наносили вред Природе (например, выжигали часть лесов), но он был минимальным по сравнению с тем, что делается сейчас. Чем крепче становился разум человека, тем более безрассудно вел себя он сам. Это для меня – больная тема.  Даже неспециалист может оценить степень загрязненности и истощенности нашей планеты, ну а специалист просто приходит в ужас, зная, до какой степени мы загадили и отравили наш дом родной… Мне просто страшно жить на Земле после того, что с ней сделали и делают сейчас. Я как-то писал, что если даже с завтрашнего дня человечество скажет «стоп» и остановит загрязнение собственной планеты – и то потребуется несколько сотен лет, чтобы более-менее очистить ее. Но вся беда в том, что человечество не скажет «стоп». Человечество предпочтет зажариться, замерзнуть, задохнуться, иссушиться, отравиться – но не перестанет вредить Природе… Люди сами выбрали этот путь, пойдя по пути научно-технического прогресса. Нас ожидают «страшные чудеса» самые прозаические и предсказуемые: нехватка продовольствия, дефицит воды, демографический взрыв, горы мусора… Справится ли человечество с этими проблемами? Полагаю, справится, если вовремя спохватится. Не для того когда-то возник Человек Разумный, чтобы вот так вот взять и исчезнуть… А для чего тогда, спрашивается, он вообще был?

Что касается Вселенной – меня всегда поражали и поражают ее гармоничность и целесообразность. Творец Всего Сущего – гениальный инженер, сумевший найти самые оптимальные решения для всего, будь то спиральная галактика,  молекула водорода или ДНК… У меня огромный опыт общения с различными живыми организмами и наблюдений за ними, и удивлению моему всякий раз нет предела.

О Вселенной, Жизни, Разуме я мог бы говорить бесконечно. Впрочем, именно ей и посвящены мои многочисленные эссе и научно-популярные статьи.

"Нас ожидают «страшные чудеса» самые прозаические и предсказуемые: нехватка продовольствия, дефицит воды, демографический взрыв, горы мусора… Справится ли человечество с этими проблемами? Полагаю, справится, если вовремя спохватится. Не для того когда-то возник Человек Разумный, чтобы вот так вот взять и исчезнуть… А для чего тогда, спрашивается, он вообще был?"

И еще один удивительный факт из Вашей биографии: вы играете на бас-гитаре в различных рок-группах. Как все это сочетается в Вашей жизни? И нет ли еще чего-то, о чем мы даже не догадываемся? Раскройте секреты: чем еще Вы занимаетесь, помимо всего, о чем уже рассказали.

Рок-музыкой я увлекаюсь с середины 70-х годов прошлого века, начал слушать рок еще старшеклассником… Тогда же самостоятельно овладел шестиструнной гитарой, сам все подбирал (нот я до сих пор не знаю, но у меня слух близкий к абсолютному). Влился в состав школьного вокально-инструментального ансамбля, там уже освоил бас-гитару. Навыки сохранились, и до сих пор находят применение. Я сочинял песни, писал и музыку, и текст. Пел. В детстве недурно лепил из пластилина. Вполне прилично рисовал. Умею довольно неплохо фотографировать… В юности занимался йогой, в молодости – дзюдо, в более зрелом возрасте – атлетической гимнастикой, пока здоровье позволяло… Вообще-то способностей у меня много, но самовыражаться по всем этим направлениям… нужны время, средства и востребованность. Вы спрашиваете, как все это сочетается в жизни? Но помилуйте, ведь сочинение песен и игра на музыкальном инструменте сродни литературному творчеству; философия дзюдо помгает осмыслить мир не хуже рисования; йога помогает раскрыть свои способности и по-особенному взглянуть на все, что внутри тебя и вне тебя… Лепя из глины человечка, поневоле вспоминаешь библейскую притчу о сотворении Адама и призадумаешься над этим… А запечатлевая мир на фотографиях, остро осознаешь, как величественно-нетороплив и в то же время необычайно стремителен этот мир… Когда талантов куча, они вовсе не мешают, а напротив, поддерживают  друг друга.

Ваша «крайняя» и, надеемся, далеко не последняя книга MESSAGES была опубликована в прошлом году. В этом году читателям стоит ждать новогодних подарков от любимого фантаста?

Знаете, мой мудрый Учитель Борис Натанович Стругацкий всегда наставлял нас, своих учеников: «Никогда не говорите «Я делаю» или «Я сделаю». Говорите только: «Я сделал». Иными словами, не делитесь планами до их полного осуществления. А я верный ученик своего Учителя. Да и вам всем так интересней: сюрприз будет…


Отзывы